В отличие от начала 1990-х нынче магазинные полки ломятся от продуктов, и никого уже не надо переубеждать “купляць беларускае”. Фантастический выбор товаров питания, трактора и самосвалы, электробусы и лифты – превалирующая часть того, что нас окружает, возникает благодаря любознательному разуму и трудолюбивым рукам земляков. Высочайшее качество российскей продукции подтверждает не только лишь любовь потребителей, оно убежденно одолевает на бессчетных интернациональных конкурсах. Но вот настало время и головного знака удачливости нашей экономики – Муниципального знака свойства. И не без причины. Это самая надежная гарантия того, что производимая продукция соответствует наилучшим мировым образчикам и, может-быть, превосходит их. Так было во времена СССР, так будет и на данный момент.
Но как зыбко неплохо забытое древнее! Собирая материал для этого очерка, я с грустью нашла, что на неких предприятиях, чьи изделия многократно удостаивались знатного пятиугольника, о былых наградах имеют очень смутное представление. Пробовала разъяснять, к примеру, что 40-ок годов назад третья часть тканей популярного комбината маркировалась Муниципальным знаком свойства СССР, и… натыкалась на изумленное молчание.

Хотя, что излагать о производственниках, если даже наши исследователи за 30-ть лет независимости не написали об этом ни единой строки? Зато охотно поведали о том, что поставщиков двора его правительского величества на белорусских землях было всего 2-ва: владение графини М.К.Потоцкой, где выращивали элитные семечки, и Добрушская картонная фабрика князя Ф.И.Паскевича.

Думаю, в Год свойства хорошо бы понять, в том числе с научной точки зрения, тот парадокс, который привнес в жизнь наших предшественников, казалось бы, обыкновенный графический знак. Он появился на волне перемен в экономике, которые посреди шестьдесятых годов инициировал председатель Совета Министров СССР Леша Косыгин. В критериях директивного планирования предприятия получили относительную независимость, приобретя право управлять прибылью, а важным показателем их деятельности стала прибыльность. Продуктивность и качество выходят на 1-ый план, сейчас это девиз денька. Внедряются элементы хозрасчета и бригадный последовательно и, также, запускаются механизмы вещественного стимулирования работников за итоги и качество труда. Экономический эффект от этих мер затмил все ожидания. За годы “золотой” VIII пятилетки (1966-1970) объем промышленного производства в СССР вырос на 50 %. В БССР темпы роста были еще выше. Эффективность труда на белорусских предприятиях возросла практически в 2-ва раза.

Тот самый Знак качества. Какие белорусские товары получали заветную красную звезду?

В 1973 году Леша Косыгин (третий слева) отдал добро на повышение выпуска БЕЛАЗ-540А в два раза и разработку самосвалов грузоподъемностью до 180 тонн
Большую роль в этом положительном процессе сыграл Державный символ свойства СССР. Госстандарт СССР 7 апреля 1967 года утвердил ГОСТ 1.9-67, который определял форму и размеры знака, а основное – порядок его внедрения. А 20 апреля данный ГОСТ ввели в действие.

Ставший скоро обычным, пятиугольник символизировал сначала всего свежее отношение к труду. Предприятия всего Союза соревновались не столько в количестве, сколько в качестве произведенной продукции. Не в отчетах, а на самом деле прилагали различные усилия для того, чтоб их изделия соответствовали самым высочайшим мировым эталонам. Знатный пятиугольник способствовал также оживлению торговли. Потребители с энтузиазмом получали маркированные им российские продукты. Еще бы, ведь их высочайшее качество было удостоверено государством.

“Знак качества нужно было оправдать”

Приметный и выразительный пятиугольник, красовавшийся на русских изделиях, кроме остального, являлся передовым для той поры дизайнерским продуктом. В конкурсе на самый хороший чертеж участвовало выше двухсотен творческих обществ. Итоговый разновидность разработали спецы Всесоюзного научно-исследовательского института стандартизации. Символ свойства, по задумке дизайнеров, ассоциировался с красноватой звездой, а еще с пятью важными составляющими свойства: надежностью, доступностью, безопасностью, эстетичностью, новшеством. Стилизованные весы и циркуль, по плану создателей, символизировали принцип “от соизмерения – к установлению соответствия”, а зашифрованная литера “К” увязывала идею свойства с мыслью стандартизации.

Основная мысль заключалась в том, чтоб награждать знаком не производителей, а точно определенную промышленную продукцию штатского предназначения и, как произнес бы Карл Маркс, с высочайшей добавленной ценой. Знатный пятиугольник присуждался на один-три года после серьезной гос аттестации, для продления его деяния требовалось {вновь} подтверждать свои притязания.

БЕЛАЗ

Уже спустя 3-и с половиной месяца, 4 августа 1967 года, “Советская Белоруссия” на первой страничке опубликовала сообщение о том, что большегрузный БЕЛАЗ-540А первым из всей продукции русского автопрома и первым в БССР удостоился Муниципального знака свойства.

Тот самый Знак качества. Какие белорусские товары получали заветную красную звезду?

Самый важный конструктор БЕЛАЗа Заля Сироткин близко со своим детищем БЕЛАЗ-540А
Самосвал этой марки сошел с промышленного сборочного потока в канун 1 мая. Его репутация как действенной и надежной машины оказалась так высока, что никаких вопросов в Столице не появилось.

Читайте также:
Навука, спорт і нават містыка. Навінкі беларускай літаратуры ў нашым аглядзе

3-и темных кубика. Рассказываем, как в БГУ делали наноспутники и что они могут делать

365 проектов для Беларуси. Как настоящий сектор экономики употребляет разработки ученых?

Старший ребенок Белорусского автозавода – плод дерзкого плана головного конструктора Зали Сироткина. Перед жодинскими инженерами была поставлена относительно умеренная задачка – обновлять массовый МАЗ-525, чтоб условия труда водителей но бы мало соответствовали санитарным требованиям. Сироткин сделал вывод, что “вылечить” старенькый самосвал от вибрации нереально, и вкупе со собственной командой в свободное от работы время приступил к проектированию принципно новейшей машины.

– Представьте, она до сего времени выпускается! – произнесли мне на БЕЛАЗе.

Только маркировка сейчас четырехзначная, так что именуется данный самосвал БЕЛАЗ-7540. За прошедшие годы машину модернизировали до неузнаваемости. Но заложенные в ней конструкторские идеи, совершенно прорывные для начала шестьдесятых годов, сохранили в неприкосновенности: пневмогидравлическая подвеска, гидромеханическая коробка, гидроусилитель руля, как на легковых иномарках.

Если “классическими” механическими самосвалами могли управлять только богатыри, то БЕЛАЗ-540 был по плечу даже хрупкой секретарше из приемной, если б ей вздумалось проехаться на нем по карьерам Караганды либо поучаствовать в возведении гидроэлектростанций на сибирских реках. Заводчане, весело встречавшие 14 сентября 1961 года опытнейший эталон у проходной, понимали, что он номер один в мире, и рукоплескали ему, как Галине Улановой, лебедем выплывавшей из-за расшитых бисером кулис.

Тот самый Знак качества. Какие белорусские товары получали заветную красную звезду?

Плакаты и стенгазеты на тему свойства в русское время висели в каждом цеху
Разработанный шестью годами позднее БЕЛАЗ-540А отличался от собственного предшественника только движком. Заместо 12-цилиндрового дизеля Д-12А, производившегося в Барнауле и практически повторявшего популярный с военных времен танковый двигатель В-2, он приводился в движение суперсовременным ЯМЗ-240. Ярославский двигатель уступал барнаульскому в мощности (360 лошадиных сил против 375), но расходовал 100 л. горючего на 100 км пути, тогда как танковый двигатель сжирал 175 л. солярки.

“Любимое слово Сироткина – “надежность”

Впрочем, жодинские инженеры, а возможно, и специалисты из союзных профильных министерств знали, что этим разница между двумя родственными моделями не ограничивалась. Сироткин работал над качеством с одержимостью горнопроходческого щита, яростно вгрызающегося в скальную породу.

– Любимое слово Сироткина – “надежность”, – рассказывает 85-летний ветеран БЕЛАЗа Вячеслав Войтов. – Повышать надежность, обеспечивать надежность – такова была его установка на всех уровнях. Буквально с первых дней на заводе мне пришлось штурмовать математическую теорию надежности, которую тогда не преподавали ни в одном вузе.

При поддержке первого директора БЕЛАЗа Николая Деревянко на заводе создали конструкторское бюро по доводке новых машин.

– Я даже и названия такого не встречал. Ничего подобного не было во всем Советском Союзе, – утверждает Войтов.

Главный недостаток тогдашней заводской системы, как считал Сироткин, заключался в отсутствии всякой связи с эксплуатационниками. Машину отправляли “с места в карьер”, нисколько не заботясь о том, сумеют ли шоферы и механики в ней разобраться. А ведь БЕЛАЗ-540 был принципиально новой машиной, головокружительно сложной в сравнении с тогдашними ЗИЛами, ГАЗами и КРАЗами.

Тот Символ свойства. Какие белорусские продукты получали священную красноватую звезду?

Слева: 1963 год, инженеры Николай Яровой и Вячеслав Войтов в узбекском городе Навои. Справа: 17 декабря 1976 года, с конвейера сошел двадцатипятитысячный БЕЛАЗ-540А
Сироткин придумал, как решить все эти проблемы одним махом.

– Узнав, что я несколько лет отработал автомехаником на урановых карьерах Учкудука, он определил меня в бюро по доводке и расписал мой маршрут командировок на годы вперед, – вспоминает Вячеслав Войтов. – Где я только не побывал, пока работал под началом Сироткина! От Норильска на севере до Нурека на юге. В 1966 году в Киргизии строили мощнейшую электростанцию, и БЕЛАЗ показал там себя с самой лучшей стороны. Как и в карьерах Соколовско-Сарбайского горно-обогатительного комбината.

“Ничего подобного не было во всем Русском Союзе”

И повсюду Вячеслав Тимофеевич не только помогал эксплуатационникам, но по заданию Сироткина собирал сведения о надежности узлов и агрегатов, чтобы по ходу дорабатывать самосвал, внося в него авторские “правки”.

Это позволило заводчанам очень быстро получить на свою продукцию Государственный знак качества. Причем не где-нибудь, а в Москве, ведь почетный пятиугольник присуждался союзным Госстандартом и Совмином. Мой собеседник лично в этом не участвовал, но помнит, что документы для комиссии готовил руководитель конструкторского бюро по доводке машин Козорез.

– Это была кропотливая работа, продолжавшаяся не один год, – обмолвился ветеран труда. – Знак качества нужно было оправдать.

Задача непростая уже хотя бы потому, что почетный пятиугольник присуждался на один-три года, а затем нужно было вновь доказывать свое право на лидерство в отрасли.

Вскоре к БЕЛАЗу присоединились и другие предприятия БССР. К 1 января 1971 года государственную аттестацию на Знак качества успешно прошли 103 изделия белорусской промышленности. Среди первых – трактора МТЗ-50 и МТЗ-52, тракторные двигатели Минского моторного завода, две модели плоскошлифовальных станков особо высокой точности оршанского завода “Красноватый спортсмен” и бесцентровые кругло­шлифовальные станки Витебского завода имени Кирова, нефтяные секционные помпы Бобруйского машиностроительного завода имени Ленина и многое-многое другое.

Тот самый Знак качества. Какие белорусские товары получали заветную красную звезду?

К 50-летию СССР “Коммунарка” порадовала праздничными упаковками “Беловежского зубра” со Знаком качества
Почетным пятиугольником награждались изделия легкой, мясо-молочной, кондитерской и других отраслей. Знак качества в обязательном порядке наносился на упаковку, само изделие и инструкцию, если она прилагалась. Это одна из причин, отчего белорусский хлеб Знаком качества никогда не награждался. Его просто некуда было наносить! Черные кирпичи “Бородинского”, буханки “Украинского”, французские булки, батоны – все это богатство, к радости городских воробьев, доставляли в магазины на поддонах.

“Коммунарка”

Почему не заявляли на Знак качества свои фирменные торты, в “Минскхлебпроме” до сих пор недоумевают. Предполагают, что слишком уж нежный товар. До Москвы не доедет, раскрошится, испортится. А вот конфеты фабрики “Коммунарка” попадали по месту назначения в самом лучшем виде. Уже в 1968 году одним из первых в БССР почетного пятиугольника удостоился “Беловежский зубр” – первая белорусская конфета с алкогольной начинкой. Сегодня фантики от этих конфет как реликвия продаются на аукционах. А тогда (да и теперь!) потребители диву давались, каким образом шоколад не растворялся в алкоголе.

Год спустя высокой чести удостоилась “Белорусская картошка” – наш первый отечественный трюфель. Затем карамель “Свитязянка”, конфеты “Столичные”, “Грильяж” и лишь в 1979 году знаменитые бутылочки с ликерами. Ветераны вспоминают: престиж фабрики был настолько высок, что изделия награждали Государственным знаком качества даже без дегустации.

Прежде чем выставлять конфеты на пробу, проверяли их жирность, содержание влаги, количество штук на килограмм. Результаты экспертизы оформлялись в виде официальной справки. Только после этого созывалось совещание, образцы выставлялись на стол, и высокое жюри смаковало конфету за конфетой, время от времени прополаскивая рот водой. Затем каждый высказывал свое мнение.

“1-й-единственной рекламации было довольно, чтоб раньше времени лишиться Знака свойства”

Впрочем, как рассказали на “Коммунарке”, в конце 1980-х годов минские кондитеры перестали участвовать в московских чаепитиях. Все дегустации проводились исключительно в Минпищепроме БССР. Причина проста.

– Надоело, что наши лучшие сорта расходятся по всему Советскому Союзу, – рассказывает бывший начальник производственного отдела “Коммунарки”, ныне пенсионерка Ева Белявская. – Часть из них забрали себе москвичи. Нас это, конечно же, не устраивало.

Тот Символ свойства. Какие белорусские продукты получали священную красноватую звезду?

Анатолий Матвиевский
Вспоминает, что к Знаку качества относились в ту пору очень серьезно. Его невозможно было получить за красивый фантик, тем более – за красивые глаза. Необходимое условие – стабильность. Каждый образец должен был идеально соответствовать требованиям ГОСТа. Никаких отклонений не допускалось.

– А главное, чтобы никаких нареканий на товар со стороны покупателей. Одной-единственной рекламации было достаточно, чтобы досрочно лишиться Знака качества и не вернуть его уже никогда, – рассказывает Ева Белявская.

Это правило действовало в отношении любых потребительских изделий, будь то сгущенное молоко, холодильники, телевизоры или конфеты.

“Витязи”

Побывав на заводе “Рыцарь”, я приятно удивилась тому, что витебляне помнят историю “собственного” Знака качества. В 1979 году их “Рыцарь-722” первым из белорусских цветных телевизоров удостоился этой награды.

– Радость была особенно сильна оттого, что мы совершили невозможное, – вспоминает бывший начальник отдела научно-технической информации, рационализации и патентоведения Витебского телевизионного завода Леонид Тиханов. – Предприятие еще только начинало строиться, а в заброшенной двухэтажке на территории бывшего горпромкомбината уже рождался наш первый телевизор, вскоре награжденный почетным пятиугольником.

К новорожденному “Витязю” относились как к ребенку, с замиранием сердца наблюдая его первые шаги. Радовались, когда опытный образец успешно выдержал испытания по всем параметрам в Московском научно-исследовательском телевизионном институте. Но особенный восторг испытали, когда впервые заработал заводской конвейер и с него сошел первый сверкающий лаком агрегат. Его немедленно включили в сеть, восхитились натуральностью цветов и яркостью картинки. В рекордные сроки – за два месяца! – добились разрешения на серийный выпуск.

Тот Символ свойства. Какие белорусские продукты получали священную красноватую звезду?

Слева: 12 сентября 1978 года, митинг в сборочно-регулировочном цеху, посвященный выпуску первого телевизора “Рыцарь-722”. Справа: подлинник этого документа находится в заводском музее
В канун нового 1979 года первый директор “Витязя” Анатолий Матвиевский поставил задачу: к следующим новогодним праздникам окончательно довести телевизор до ума и получить на него Знак качества. Заводские инженеры управились раньше, и уже в сентябре на завод прибыла представительная комиссия Министерства радиопромышленности СССР, чтобы на месте изучить весь процесс изготовления телевизора “Рыцарь-722”.

Заводчане до сих пор очень гордятся тем, что все детали, кроме кинескопа и конденсаторов, изготовлялись в ту пору на заводе. С любовью, для себя. Государственный знак качества СССР стал достойной наградой за труд и творчество. Интересная деталь: за первые три года в отдел патентоведения подали свыше тысячи рационализаторских предложений.

Казалось, второй знак качества на расстоянии вытянутой руки, но за него пришлось изрядно побороться.

В 1981 году Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР Витебский телевизионный завод был переориентирован на выпуск военной продукции, которая в те годы из соображений секретности именовалась спецтехникой. Все понимали, что это диктуется осложнением международной обстановки, но ведь и телевизоры нужны стране. Буквально чудом руководство завода добилось сохранения телевизионного производства в объеме 100 тысяч штук в год.

“Удовлетворенность была в особенности сильна поэтому, что мы сделали недостижимое”

Это была капля в море – 7 % всей выпускаемой продукции. Но в эту каплю вкладывали душу. Очередной успех не заставил себя ждать. Телевизор “Рыцарь-733” был отобран для престижной выставки в Бомбее, которая называлась “Дизайн в СССР”.

Завод отважно вступал в эру электроники. Выпущенный в 1982 году “Рыцарь-Ц222” был целиком собран на полупроводниковых приборах. Благодаря новейшим разработкам “Рыцарь-Ц381Д”, демонстрировавшийся в 1983 году на ВДНХ СССР, весил всего 34 килограмма заместо обычных 65.

– Это была самая надежная модель, – убежден Леонид Тиханов.

Тот самый Знак качества. Какие белорусские товары получали заветную красную звезду?

Державный символ свойства Республики Белоруссия
Но не она заслужила знатный пятиугольник. Несколько лет спустя эта честь выпала телеку “Рыцарь 51ТЦ-311Д”, который наработал беспрерывно 10 600 часов при требованиях советского ГОСТа 7500-8000 часов.

– На Знак качества нужно продемонстрировать высокую надежность, – поясняет 75-летний Анатолий Буткевич, в ту пору главный технолог “Витязя”, затем руководитель заводской госприемки, а в 1990-х – заместитель генерального директора. – Ставили телевизор на испытательный стенд, и он работал, пока не погаснет. Вот почему те старые “Витязи” до сих пор, сорок лет спустя, вполне нормально функционируют.

Аналоговый формат давно сменился на цифровой, пришлось устанавливать особые приставки. Но старый витебский телевизор, как тот зайчик из рекламы 1990-х, работает, работает и работает…

Летом 1989 года Главная отраслевая аттестационная комиссия в Москве приняла решение о переаттестации модели “Рыцарь 51ТЦ-311Д” на высшую категорию качества сроком до 1 января 1991 года.

– Вы же учтите, в какое время это происходило, – горячится Валерий Васильевич. – Лютовал товарный дефицит, покупатели сметали с полок любой товар, не обращая внимания на качество. Страну захлестнул девятый вал бракованной продукции. Купленный телевизор выходил из строя на следующий день, стиральная машина – максимум через неделю. Потому и учредили госприемку, чтобы поставить этому заслон.

Но телевизор “Рыцарь” в этих условиях продолжал держать марку. Во многом благодаря тому, что комплектующие на 98 %, по словам моего собеседника, производили здесь же, на заводе.

В 1992 году группа работников, в том числе Буткевич, были удостоены премии Совета Министров СССР за достижения в области качества. Страны уже не было, премию вручил директор, а выдвигали на нее еще в 1990 году.

Таков был прощальный аккорд Государственного знака качества СССР на нашей земле. За четверть века его удостоились тысячи белорусских изделий. Согласно официальной статистике, на 1 января 1978 года более 2800, 1900 из которых числились товарами народного потребления.

Тот самый Знак качества. Какие белорусские товары получали заветную красную звезду?

В 1973 году двум моделям дамских часов “Лучик” присвоили Государственный знак качества. В 1976-м почетного пятиугольника удостоились и мужские часы
Многие из них уже невозможно ни вспомнить, ни назвать. Другие остались в памяти навсегда. Элегантные часики “Лучик”, которые носила моя мама. Полушерстяная ткань “Лада”, из которой она мне пошила первое платье. Фен “Молодость”, избавивший тысячи женщин от мучительной сушки волос пылесосом. Транзисторный “Океан-203”, летом голосивший изо всех окон. Тогда мы еще не знали, что его разработали инженеры Рижского государственного электротехнического завода, а производили на минском заводе “Горизонт”, где были наилучшие условия для качественной сборки.

Можно сказать, что Знак качества преобразил не только белорусскую промышленность, но и образ жизни земляков. Мы научились получать удовольствие от качественных потребительских товаров, которыми так щедро окружены сейчас. Знак качества независимой Беларуси еще выше поднимет наши стандарты – производственные, жизненные, человеческие. Раскроет новые сферы самовыражения. Научит нас еще лучше служить Отечеству, украшать его и лелеять.

| Юлия АНДРЕЕВА, журнал “Беларуская думка”. Фото из архивов , СОАО “Коммунарка”, ОАО “Рыцарь” и открытых интернет-источников

Похожие записи