27 марта, Минск /Корр. /. Как пережить крупный кризис развала немаленький страны и при всем этом сохранить завод, как остаться преданным родному предприятию в течение десятилетий – своими историями в YouTube-проекте “По факту: решения Первого” поделились работники Минского моторного завода.
Ведущий инженер-конструктор КБ движков малой мощности управления головного конструктора ММЗ Сергей Севиздрал на предприятие пришел сначала восьмидесятых после окончания Белорусского политехнического института (на данный момент БНТУ. – Прим. ), попал в отдел головного конструктора и занимался испытанием движков, узлов и деталей. Позже был назначен начальником конструкторского бюро и двигался далее по служебной лестнице.

Совместно с выпускниками собственного университета юный профессионал с энтузиазмом приступил к работе: “Мы были все молодые, амбициозные. Планы были у всех. Потому что в то время все видели рост нашей промышленности, рост предприятия, все обновлялось, развивалось, появлялись новые задачи, – поделился он воспоминаниями. – Были планы построения семей, жилья. В то время мы могли спокойно все планировать, понимая (и исходя из своей заработной платы), что будет у нас впереди, что будет с нашими семьями, когда мы квартиры получим, когда машину приобретем, куда мы съездим отдохнуть”.

Действующая работа на ММЗ велась над новыми движками. “Мы не стояли на месте, мы развивались, шли вперед, нужно было создавать новые модели, новые модификации. Мы работали над шестицилиндровым двигателем в 80-х годах полным ходом. Проходили всесторонние испытания. Соревновались с Владимирским, с Липецким тракторными заводами”, – отметил Сергей Севиздрал.

“В своей нише и по своему назначению мы шли впереди, – подчеркнул он. – До 1990-х годов у нас было все построено по плану, все хорошо шло. Но вот с приходом 1990-х обстановка поменялась. Поменялась политическая ситуация. Это отразилось и на работе предприятия – жизнь стала тяжелее. Многие начали искать другое место, заработок, ушли на рынок торговать, ремонтом заниматься”.

Объемы выпускаемой продукции, естественно, сократились, а вкупе с ними свалилась и заработная оплата. “Появилась неопределенность: что будет дальше? Но при этом руководство моторного завода все равно продолжало работать над новыми разработками”, – поведал Сергей Севиздрал. Было предсказуемо, что надо находить новых потребителей, расширять номенклатуру. “Большим толчком было то, что мы очень серьезно подошли к работе с московским ЗИЛом. Параллельно начали работать с группой ГАЗ. Также начали работать вплотную с минскими заводами “Амкодор” и МАЗ. Специально для них начали готовить шестицилиндровый двигатель. Не останавливались, работали, понимали, что если встанем, то будет совсем плохо”, – направил внимание он.

В сентябре 1994 года состоялся визит на ММЗ Президента Беларуси Александра Лукашенко. “Он побывал и в цехах, беседовал с работниками завода. Конечно, все волновались, все ждали, но посещение прошло успешно. Президент в общем был доволен нашим предприятием, поставил определенные задачи, одна из них – шестицилиндровые двигатели, которые мы со следующего года после посещения начали выпускать. Не только для тракторного завода, но мы сделали такой двигатель для МАЗа, для комбайна Гомсельмаш”, – поведал сотрудник завода.

Конструкторские технологические службы, по его словам, работали всегда, смотрели на то, что делают в мире, и старались не отставать от развития. “Мы начали работать буквально со всеми. Мы не отказывались даже от одного образца. Если заказчик появлялся, мы все делали под любого заказчика, по его требованиям”, – увидел профессионал.

Шеф бюро подготовки производства отдела головного технолога ММЗ Александр Логинов попал на ММЗ еще будучи студентом, на практику, а после окончания университета пришел в качестве юного спеца. “Завод мне понравился. Как выпускник кафедры двигателей внутреннего сгорания я сначала полагал, что попаду в конструкторское подразделение, но судьба распорядилась по-другому. Я попал в отдел главного технолога, в технологическое бюро цеха сборки и испытаний моторов, о чем не жалею. Всю оставшуюся жизнь я проработал в отделе главного технолога, чему рад, – рассказал он. – Вместе с заводом переживал взлеты и падения. Место работы не менял ни разу”.

Воспоминания от того периода остались самые положительные. Было довольно способностей как для проф роста и развития, так и для организации досуга, публичной деятельности.

“Проектная мощность завода была 140 тыс. двигателей в год. А самое большое количество двигателей мы сделали в 1989 году – было собрано почти 160 тыс. моторов. А вот после 1989 года уже пошли времена, когда мы стали падать в объемах”, – произнес Александр Логинов.

“Мы чувствовали, что экономическая ситуация начинает рушиться, – продолжил он. – Мы почувствовали это с середины 1980-х годов, когда стали происходить срывы поставок комплектующих. Потом пошли скачки цен, началась инфляция. Все это приводило к тому, что производство стало спотыкаться. Но тем не менее на инерции, которая была набрана в советское время, мы еще продолжали выпускать двигатели в достаточно больших объемах, обеспечивая те заводы, которые нашу продукцию использовали”.

В 1990-е годы, когда ММЗ пришлось находить новые рынки сбыта, стали находить возможность делать движки для автомашин. В серийное пр-во запустили шестицилиндровый мотор. “Когда в 1980 году я был на практике первый раз на моторном заводе, главный конструктор провел с экскурсией по экспериментальному цеху и показал испытания двигателя Д260, который тогда уже проходил полномасштабные испытания – как у нас на заводе, так и на других предприятиях отрасли. Прошло еще много лет, и только в 1994 году были собраны первые серийные двигатели Д260, но это еще была стендовая сборка. А с 1998 года была внедрена уже конвейерная сборка, – рассказал Александр Логинов. – Это были годы экономически тяжелые для нашего предприятия, но тем не менее руководство сочло возможным и нужным поставить на серийное производство двигатель, который во многом определил и дальнейшее развитие нашего завода. Это позволило сделать следующий шаг в истории нашего завода”.

Профессионал признался, что, когда пришел трудиться на завод в 1984 году, то был совершенно уверен в нерушимости предприятия, страны и всех устоев, которые тогда существовали как в экономике, так и в общечеловеческом отношении. “Даже мысли в голове не было, что пройдет всего лишь каких-то шесть лет – и перестанет существовать такая великая держава, как Советский Союз. В те годы мне казалось, что моя жизнь по крайней мере лет на 15 расписана, – сказал он. – Потом 1990-е годы, развал Советского Союза… Тут уже мы стали понимать, что может случиться все что угодно. Завод могут закрыть, завод может быть акционирован, продан, перепродан. И угроза такая была. Хорошо, что этого не случилось, потому что иначе завод перестал бы просто существовать, а 6 тыс. человек, которые здесь работали тогда, просто оказались бы на улице. И я рад тому, что этого не случилось”.

Проект сотворен за счет средств мотивированного сбора на пр-во государственного контента.

Похожие записи